Приехав на эвакуаторе в Кандалакшу, в надежде оперативно отыскать запчасти и продолжить путь, мы все-таки опоздали. Все магазины работают до 19.00, и оперативная группа из Саши и Тани в закрывающихся автозапчастях нашли только подшипники. Как ни крути, ничего сегодня не выходило. Заночевали.

Вечером я, как бытоописатель, слонялся по стремительно темнеющей Кандалакше, заметно более теплой в сравнении с Мурманским берегом. +13, и казалось, что просто жара, я вспотел. Залез на грязный песочный берег у порта:

Утром ремень нашелся, не оригинальный, но на оригинал мы не особо и рассчитывали. Взяли на 7 мм короче, и не с 7 клиньями, a с 6, немного уже.

Отвинтили вентилятор, мешающий подлезть к ролику натяжителя:

Выбили старые подшипники, запрессовали новые:

Из-за того, что ремень чуть короче, еле его натянули шкивы втроем.

Но ничего, встал, и все работает, можно ехать!

Выехали в 13:30. И ехали, ехали, ехали. Что там рассказывать — трасса. Ехали день, ехали ночь, нон-стопом. Водитель и штурман разок сменились, я не вожу, но оттого не легче. Сон не шел, только к утру несколько раз уснул, в общем часа на три. Рассвело, сон опять пропал. За Бологим встали в глухую пробку. Вид безрадостный.

Стояли 6 часов... Что творилось в 15 канале — не передать: политика, и жизнь и дороги, и ругань, — все слилось воедино. Рацию отключили, чтобы с ума не сойти.

Оказалось, в Вышнем Волочке крупная авария. Две фуры столкнулись в лобовую, обе всмятку, сгорели. Одна до основания, ничего не осталось от кабины, только кучка пепла да мусора. Другая — выгорела изнутри и снаружи, остался каркас. Еще неподалеку «Фрейтлайнер» улетел на встречку, оторвал передний мост. Так вот... После Волочка шустро доехали до Москвы, и еще пару часов стояли на любимом МКАДе, в дежурной вечерней пробке. И все равно все счастливы, мы — дома! Вернулись к родным, любимым и все очень по ним соскучились.