Это последний этап поездки, и в Пензе я провел несколько дней.

День 1

Поезд прибыл в 06:25 утра, я покинул свой вагон. Здесь я должен был встретиться с Катей, знакомой мне по поездке на Кавказ в этом году. Мы часто переписывались и она знала о моём приезде. Катерина оказалась очень гостеприимна, в чём я, впрочем, не сомневался. Приведя себя в более-менее человеческий вид, насколько это возможно после недельных скитаний, и покушав, мы съездили на вокзал, где я взял билет до Москвы на завтра, и пошли гулять по городу.

Погода, в отличие от Самарской, здесь была ни к черту — сыпал снег, потом шёл дождь и гулял ветер. Скоро в нашей обуви образовались запруды, было решено скоротать путь до музея на общественном транспорте. В краеведческом музее мы немного отогрелись. Экспозиция меня не сильно впечатлила, я был в каком-то очень бодром расположении духа, таком, что ничего не запомнилось. Разве, что только скелет мамонта. В Екатеринбурге видел аналогичный, только в пару раз больше.

Выйдя на улицу из тёплого здания, мы поняли, как хорошо было в тепле и поехали домой. Катя сварила глинтвейн, очень в тему. До вечера мы оба проспали. Вечером устроили небольшую культурную программу, прогулявшись и зашли в кино. Так, придя домой к часу ночи, вскоре я уже спал мертвецким сном.

День 2

Утром Катя ушла на работу, я остался дома. Уснуть не удалось, я немного помог по хозяйству и пошёл гулять по городу. Сначала я немного прогулялся по Арбеково; погода благоволила, было сухо. Потом поехал в центр, гулял там пару часов. Желания идти в музей не было, я просто шатался по городу и фотографировал. К 15 вернулся домой, к 18 приехала Катя. Мы поужинали и она проводила меня на вокзал.

... До отправления оставалось 10 минут, я сразу погрузился и постоял с Катей у поезда. Только сейчас до меня доходило, что неделя прошла прошла незаметно, и что теперь она подходит к завершению. Последние два дня были спокойны как гладь озера в полный штиль, и я вряд ли сейчас мог вспомнить, где же я был до этого и вообще откуда приехал.

На землю меня вернула просьба проводницы залезать в вагон, - скоро отправление. Я стоял в тамбуре поезда, смотря в глаза Екатерины, и внезапно комок встал в горле: вот уже второй раз нас разлучает поезд, а я места себе не нахожу, и не могу объяснить это самому себе. Кто бы мог знать, что через четыре года эта прекрасная девушка станет моей женой. Но это уже совсем другая история.

В тот момент судьба была неумолима: поезд отправился. Утром я был в Москве.